Медиа Группы «Эталон»

Бизнес-опыт: почему открыть кикшеринг в регионе не то же самое, что в Москве
Бизнес-опыт: почему открыть кикшеринг в регионе не то же самое, что в Москве
Фото предоставлено компанией «Карусель»

Кикшеринг (прокат самокатов) — сезонный сервис, который давно стал привычным для москвичей и петербуржцев, а сейчас набирает популярность в городах России. Мы поговорили с двумя предпринимателями, которые запустили такой сервис в регионах, и узнали об отличиях от работы в столице и перспективах микромобильного транспорта в малых городах.


Подпишитесь на Телеграм-канал «Рядом» — там еще больше интересного!


История из Владивостока. Электросамокат для сопок

Фото: Александр Хитров

Фото: Александр Хитров

Рассказывает Денис Саланин, предприниматель, партнер BusyFly во Владивостоке

Я управляю различными проектами, преимущественно высокотехнологичными и инновационными, в Дальневосточном федеральном университете. Весной 2019 года я был в Париже и там познакомился с кикшерингом, мне очень понравилось кататься на электросамокатах и показалось, что это очень перспективное для Владивостока направление, пока еще не представленное в городе.

Привлек нескольких студентов для проведения маркетинговых исследований и по итогам понял, что перспектива есть. Предпринимательство подразумевает получение прибыли, но главная причина, по которой я в это ввязался, — это классная, интересная и востребованная активность. Владивосток немного отстает от западных городов, не хотелось, чтоб мы их догоняли, хотелось быстрее внедрить самые современные технологии.

Сроки и вложения

Для работы я выбрал франшизу BusyFly — на момент старта они предлагали развитую ИТ-платформу и мощное оборудование, достаточное для того, чтобы кататься по нашим горкам, обеспечивали поддержку, плюс у них был опыт присутствия франшизы в других городах.

Изначальные мои инвестиции были около 1 млн рублей: это стоимость самокатов, плюс деньги на инструменты и оборудование. Техника требует обслуживания и ремонта. У нас есть мастерская, где самокаты регулярно проверяют на исправность. Я вложил 50% своих денег, а с 50% мне помог государственный центр «Мой бизнес». Это не глобальная поддержка, но для малого бизнеса вполне действенная.

Я планировал запуститься в начале сезона 2020 года, но пандемия отложила эти планы до сентября. Мы начали с 20 самокатов на территории университета. Когда проект стартовал, на него ушло много моего личного времени, потом процессы наладились.

Моя команда — сейчас их 12 человек — научилась многому и справляется самостоятельно. Большая часть — либо студенты, либо недавние выпускники. Я нанимаю студентов ДВФУ в первую очередь, потому что считаю, что это правильно — давать возможность развиваться молодым ребятам. Сегодня у нас есть парковки как на территории университета, так и в центре города, всего более 120 самокатов.

Фото предоставлено компанией BusyFly

Самокаты BusyFly на набережной Владивостока.

Фото предоставлено компанией BusyFly

Условия и конкуренты

По сравнению с другими городами у нас очень сложный рельеф — нет больших проспектов, но есть сопки. Появление самокатов еще сильнее обнажило все наши инфраструктурные проблемы: очень мало выделенных полос, парковок. Но есть несколько локаций, где можно успешно ездить. Практика показала, что, несмотря на слабую развитость инфраструктуры, люди с удовольствием катаются на самокатах. Некоторые отчаянные идут на всё, чтобы использовать самокаты в таких локациях, где даже пешком ходить сложно. Конечно, из-за этого самокаты быстрее изнашиваются, но такая у нас специфика. Примерно 60% людей используют их для прогулок, а 40% — как средство передвижения.

В Москве и Питере всё ровное, есть огромные проспекты, в Новосибирске много выделенных полос — и благодаря удобству передвижения многие люди, которые с опаской относились к самокатам, вовлекаются и начинают ездить. У нас большинство граждан просто едут до локации, оставляют свою машину и там катаются.

Всего на рынке Владивостока четыре игрока: BusyFly, дальневосточные сети E-Motion и Redline, в этом году зашел крупный федеральный конкурент Whoosh. Есть ощущение, что рынок насыщен и дальше, скорее всего, будет развиваться не количественно, а качественно: культура езды, дополнительные сервисы, городская инфраструктура.

Чем больше будет людей вовлекаться в кикшеринг, тем выше будет потребность. Очень многие просто не пробовали и не знают, насколько это удобно. Для серьезного роста нужна поддержка со стороны города — чтобы при модернизации дорог и общественных пространств учитывались наши интересы. Однако пока кто-нибудь из крупных игроков не завалит весь город самокатами, администрация не будет шевелиться. Конечно, какие-то небольшие движения навстречу они делают, но самое главное — не мешают, как в некоторых других городах.

Около 50 кикшеринговых компаний работают в России

В 90 городах (с учетом городов-спутников) присутствуют сервисы проката электросамокатов

100–120 тысяч самокатов присутствует суммарно во всех парках российских кикшерингов

На 70–80 тысяч единиц увеличилось количество самокатов в кикшеринге в 2021 году по сравнению с 2020-м

На 200–230% вырос кикшеринг в 2021 году по сравнению с 2020-м (по количеству городов присутствия, самокатов, клиентов и росту выручки)

Около 70–80% рынка принадлежат компаниям Whoosh и Urent

В 70–85% шеринговые самокаты используют для передвижения и только в 1530% — для развлечения

Данные на конец сезона-2021 (по данным издания «Трушеринг»).

Планы

Наши краткосрочные планы — формировать дополнительные услуги, развивать существующие. Например, создать программу лояльности для наших клиентов, делать разные новые фишки, чтобы им было удобнее пользоваться нашим сервисом. Также мы делаем кросс-маркетинг с другими предпринимателями, участвуем в спортивных событиях. Например, недавно на Забеге.рф мы предоставляли самокаты, чтобы организаторы могли оперативно обслуживать мероприятие. Мы делали это в прошлом году, и им очень понравилось.

Что касается долгосрочных планов, пока всё очень туманно, как и во всех других отраслях экономики. Не хочется рисковать, привлекать большие инвестиции. Догадываюсь, что у федеральных игроков миллиардные кредиты, им проще делать экспансию. Мы — малый локальный бизнес, так что пока сосредоточимся на местном рынке.

История «Карусели». 41 город, но только не столица

Фото предоставлено компанией «Карусель»

Фото предоставлено компанией «Карусель»

Рассказывает Иван Серебренников, основатель и генеральный директор компании «Карусель»

В студенческие годы я жил в Иркутске, продавал компакт-диски и цифровую технику из Китая. В 2009 году создал компанию по прямым поставкам и продаже в России ламината из Китая. Начиналось всё с небольших партий, которые привозили и продавали местным магазинам и рынкам стройматериалов. Дело шло в гору, и уже через несколько лет компания поставляла ламинат в 10 крупных сетей, таких как OBI, Сastorama, «Бауцентр», «Максидом» и другие. Выручка достигла более 300 млн рублей в год, компания вошла в топ-5 лидеров рынка.

В это время начал активно развиваться новый для России бизнес — каршеринг. После переезда в Москву в 2017 году я основал шеринговую компанию «Карусель». Первым транспортом стали 700 новых кастомизированных под шеринг Lada Granta и единственный в России шеринговый электрокар — Tesla.

В 2019 году на улицах Лос-Анджелеса я впервые увидел шеринг электросамокатов. В Москве эта тема была совсем не развита. Идея показалась прогрессивной, особенно учитывая то, что у нас уже была половина необходимых для ее воплощения ресурсов — IT, команда и клиенты. Кроме того, в 2019 году на рынке каршеринга появился мощный конкурент, «Яндекс.Драйв». Мы распродали машины и переделали свое приложение под кикшеринг. Это было несложно, потому что мы изначально делали его универсальным, под любой вид транспорта.

Уход из Москвы в регионы

В 2020 году «Карусель» провела свой первый сезон: 1000 самокатов в Москве. В 2021-м мы запустили пробную версию франшизы: 2 500 самокатов в 12 городах. В 2022 году было уже 7 000 самокатов в 30 городах.

В 2022 году со своими самокатами мы полностью ушли из Москвы и переключились на Подмосковье: Железнодорожный, Ногинск, Сергиев Посад, Электросталь и другие. Сейчас у нас шесть «своих» городов и 35 — по франшизе. Рынок столицы сильно перегружен: высокий спрос, но и сильная конкуренция, поэтому выручка на один самокат низкая. Наша стратегия сейчас — развиваться в регионах, куда конкуренты идут с опозданием, и снимать эти первые сливки. Здесь у людей гораздо меньше активностей, они более лояльны, используют самокаты как досуг и выручка на один самокат выше.

В крупных городах жители пользуются самокатами как для прогулок, так и в качестве транспорта «последней мили» (от остановки домой и наоборот). В небольших городах жители в основном используют самокаты для прогулок. Однако здесь микромобильный транспорт в перспективе может быть полной альтернативой обычному транспорту, так как расстояния небольшие, легко добраться из точки А в точку Б.

У нас чек-лист, по которому мы определяем, стоит ли заходить в город: от 50 до 200 тысяч жителей, активная аудитория (18–44 года), подходящие погодные условия (однако мы есть в Сибири и Магадане), отсутствие крупных федеральных игроков. Расчет: в идеале, один самокат на 500 человек, минимум на 1000. То есть для входа в город с населением 100 тысяч нужно минимум 100 самокатов.

Фото предоставлено компанией «Карусель»

Фото предоставлено компанией «Карусель»

Вложения

Мы вместе с партнерами-франчайзи достаточно выгодно выкупили пул самокатов, которые продавались по 40–60 тысяч рублей. На один 100-тысячный город нужно около 4 млн рублей инвестиций (на 100 самокатов): 2 млн вкладываем мы, 2 млн — партнеры.

В подмосковных городах используются в основном наши парки. Но есть и партнеры, которые полностью выкупили самокаты, — они платят только роялти за использование платформы «Карусели».

Средний срок окупаемости вложений — шесть месяцев, но всё зависит от региона. В центральной полосе проект окупается за сезон. В Сибири, где продолжительность сезона 4–5 месяцев, чуть дольше. Сейчас у нас больше всего локаций в центральной части России, но есть и в Сибири, и на Крайнем Севере. Открываемся мы там, где нет других кикшерингов, расположение не принципиально.

В город со 100 тысячами жителей нужно четыре полевых сотрудника, один работник склада и один управляющий. Бухгалтерия обычно на аутсорсе. В маленьких городах часто одной командой делают и ремонт, и зарядку.

Механика франшизы

У нас есть школа, где мы обучаем как своих управляющих, так и франчайзи. Рассказываем, как эксплуатировать самокаты, как ремонтировать, как управлять бизнесом.

Для работы мы чаще всего набираем самозанятых. Для своих точек и для франчайзи процесс один. Но, конечно, управляющий и франчайзи — это разный уровень вовлечения и ответственности. В маленьких городах мы работаем только по франшизе — очень сложно выстроить процесс, если менеджер не является собственником. У собственника больше самоотдачи и энтузиазма, он отвечает за свой парк. Местный предприниматель знает, где дешевле отремонтировать, знает даже местных хулиганов, которых нужно найти, чтобы вернуть украденный самокат.

Поэтому из Москвы я могу управлять только подмосковными городами. Здесь мы можем решать вопросы в ручном режиме — приехать лично, познакомиться с администрацией, с полицией. В городах под моим управлением у руководителей есть KPI, например, они получают деньги за каждый найденный самокат. Франчайзи самостоятельно разбираются с такими ситуациями.

Планы

За последний год рынок развивается очень активно. В 2019 году Министерство транспорта оценивало емкость российского рынка самокатов в 55 тысяч. Эту оценку рынок перепрыгнул в конце 2020 года. К концу 2021-го мы подошли к отметке 100 тысяч самокатов.

Сейчас оценка — 300 тысяч самокатов. Я и в 100 тысяч-то не верил, не то что в 300, но история показала, что невозможное возможно. Пока у нас план — 20 тысяч самокатов в мелких городах, где федеральным компаниям невыгодно управлять микропарками.


Региональные центры и даже небольшие города сегодня — одно из самых перспективных направлений для развития кикшеринга: публика здесь не избалована другими видами досугами, поэтому хорошо встречает электросамокаты. Однако, чтобы строить такой проект в регионе, нужно обладать серьезными компетенциями и связями: быть на короткой ноге с администрацией, знать лучших специалистов по ремонту, общаться с полицией и даже с хулиганами. С такой задачей справится только местный житель, имеющий опыт бизнеса.