Медиа Группы «Эталон»

Личный опыт: как в обычном дворе многоэтажки устроить пруд, рокарий и летнюю веранду
Личный опыт: как в обычном дворе многоэтажки устроить пруд, рокарий и летнюю веранду

Городской активист из Иркутска, известный под псевдонимом Фёдор Т, во дворе своей хрущевки сделал рокарий, уличную мебель и пруд. Мы попросили его рассказать, какие материалы он использовал, во сколько ему обошлось благоустройство и как он всё это согласовал с администрацией города.

До: благоустройство из покрышек и машины на газонах

Я живу в Иркутске, на улице Поленова. Двор у нас немного дурацкий: подъезды трех пятиэтажных хрущевок выходят внутрь двора, а у нашего четырехэтажного дома — в другую сторону, на улицу. Восемь лет назад, когда мы с женой переехали сюда, это был обычный двор. Миллион покрышек, в которых летом росли цветы, а остальные десять месяцев в году всё это выглядело как склад ТБО. Территория была изъезжена машинами — многие парковались вплотную к дому или даже заезжали одним боком на газон. Деревьев почти не было, точнее, они сильно пострадали: около десяти лет назад Иркутск атаковала горностаевая моль, и тогда деревья попилили, остались «беззубые» кроны.


Фёдор Т — известный в Иркутске активист, дизайнер и типограф. По его инициативе в Правила благоустройства Иркутска внесли положение, по которому городские ограждения можно красить только в темные цвета. Благодаря активисту в Иркутске появилась обновленная система пешеходной навигации, форум городских сообществ и собственный городской шрифт, на основе которого сейчас внедряются новые таблички с названиями улиц.


В 2019 году мы проводили на Байкале событие федерального масштаба — «Байкальский дизайнерский специальный лагерь» (БДСЛ). Среди докладчиков был Владислав Головач (дизайнер, известный проектировщик интерфейсов в России, автор трех популярных книг. — Прим. ред.). И в своей лекции он высказал такую идею: «Дом — это место, где человек проводит большую часть жизни. И нужно всеми силами стремиться, чтобы дома было хорошо, чтобы всё радовало глаз. Не делать напоказ, наружу, а делать для себя, чтобы в этом пространстве хотелось жить».

В тот момент я подумал: «Я мимо этого двора хожу каждый день, меня эти покрышки раздражают, вот сколько нужно времени, чтобы их убрать?» Оказалось, несколько часов.

Однако я не мог просто выкинуть их и не предложить никакой альтернативы. Во-первых, потому что их принесли сами жильцы. Во-вторых, покрышки выполняли защитную функцию, чтобы грунт не «убегал» (его уровень выше уровня дорожек). Я взял восемь досок, покрасил, собрал из них восьмиугольную клумбу, и тогда у меня появилось право убрать покрышки. Всего я выкинул около 60 штук. После этого сразу почувствовал себя лучше.

Во дворе остались только покрышки, в которые когда-то посадили деревья, и теперь их уже не снять. Ножовкой не перепилить, нужна болгарка. Я хочу, чтобы администрация [города] этим занялась, потому что я сделал что мог. Тем более что клумбы из покрышек запрещены и на федеральном уровне, и на местном.

Рокарии и летняя веранда

Чтобы эффект от благоустройства был заметен не через несколько лет, а сразу, я делал всё поэтапно. В один год — покрышки и озеленение, в другой — летнюю веранду, в третий — рокарии (садовая композиция из камней и растений. — Прим. ред.), в четвертый – пруд.

Два рокария я устроил возле подъезда, чтобы разнообразить ландшафт и «обозначить вход одинаковыми объемами» (мне так посоветовала знакомая архитектор). Технологии строительства таких объектов я тогда не знал, действовал по наитию. Камни нашел на территории двора, какие-то из них достал из земли, когда перекапывал. Когда снесли соседний деревянный дом, открылся фундамент из песчаника — вот тебе, пожалуйста, основа.

Каркас рокария собрал из бетонных блоков, которые кто-то вынес после ремонта. Рядом река (Ушаковка. — Прим. ред.), там я нашел дерево-плавун, вынул — получилось естественное ограждение для цветника. Потом сходил на рынок, купил растения: седумы, камнеломку, ползучую гвоздику, суккуленты, декоративные злаки — рокарий подразумевает растения, которые приспособлены к тяжелым условиям и которые со временем должны оплести камни.

Получилось неплохо, очиток (седум) принялся хорошо, гвоздика тоже (даже цвела). Но кто-нибудь постоянно разрушает композицию: то возьмут камень подпереть дверь, то выдернут растение и тут же бросят, то дети катаются по рокариям. В этом году я буду разбирать их и перемещать.

Два года назад я сделал во дворе скамейки и стол из деревянных поддонов. Забегая вперед, скажу: лучше никогда ничего из палет не колхозить, а купить нормальный пиломатериал. В общем, знакомые отдали мне девять палет пристойного качества. С этими палетами было несколько проблем. Первая — они были все разные, какие-то чуть шире, какие-то — чуть длиннее. Мне удалось это обыграть: на верхний уровень стола я выбрал палету с наиболее частыми рейками с наименьшими зазорами, а на спинку скамейки — с самыми аккуратными рейками. Большинство палет оставил целыми, несколько распилил, чтобы сделать крепеж для спинки. Палеты друг с другом я стягивал обычными черными саморезами. Хотя спинка держалась крепко, передвигать мой «диван» было бы неудобно, поэтому купил крепежных металлических лент и стянул все детали.

Готовая мебель смотрелась немного мусорно. Но это можно замаскировать, если покрасить. Я купил не какую-нибудь масляную краску, а тиккуриловский «Биотекс», чтобы смотрелось деликатнее. Перед покраской снял с некоторых поверхностей лохмуты и немного отшлифовал. Делать это было очень неудобно, и результат рядом не стоит с тем, который я мог бы получить, если бы использовал нормальный пиломатериал.

В общем, я планирую теперь заменить эту мебель на другую, сделанную из чего-то настоящего. А эту куда-нибудь вывезу или продам на аукционе. Тем не менее летняя веранда живет. Мы с женой смотрим там кино, встречаемся с друзьями, варим кофе. Да и не только мы: я видел, как туда приходили ребята с гитарой, играли дети, сидели бабульки.

Пруд: как построить и от кого охранять

В прошлом году я обустроил рядом с верандой пруд. До этого мы уже сделали на даче два пруда. В садовых центрах продаются готовые пластмассовые емкости в несколько уровней, есть даже с местом под фонтан. Вот такой мы и взяли на дачу.

Первый был маленький, длиной в метр, на нем мы потренировались и многое поняли. Например, неожиданно выяснилось, что нельзя просто налить пруд и не обслуживать его: вода там не городская, она живая, цветет. Плюс вся растительность вокруг начинает бодро расти и не дает расслабляться. Второй пруд мы купили уже побольше, два метра длиной.

В прошлом году я подумал воткнуть прудик и нам во двор. Но были опасения, что его украдут или сломают. И вот однажды иду я по делам и вижу в соседнем квартале возле гаража треснувший поддон для душа. Я сразу подумал: «То что надо! Не жалко будет, если сломают». Я притащил его домой, взял герметик, замазал дырки. Поддон я собирался использовать просто как емкость, а воду по задумке должна была удерживать пленка. У меня оставалась дома акриловая краска, я покрасил поддон в зеленый цвет, потому что белая основа выглядела бы очень агрессивно (если бы пленка где-то прорвалась).

Я посоветовался со своим постоянным консультантом, это Ольга Пантюхина, она профессионально занимается ландшафтным дизайном. Ольга Алексеевна порекомендовала, куда лучше установить пруд. Я пошел, разрыл во дворе место, очень удачно вставил поддон между корней березы и затем закрыл основу полиэтиленом плотностью 150 мкм. Пленку положил в несколько слоев. Когда в первый раз налил в пруд воду и увидел из окна, как она бликует, настроение сразу улучшилось.

Вокруг пруда я посадил декоративные растения, в основном это были седумы. Но не успело всё это вырасти, как пришли ребята из «Автодора» (муниципальное предприятие Иркутска, которое занимается содержанием и благоустройством улиц. — Прим. ред.) и всё скосили. Я был просто в ярости.

Потом начались проблемы с детьми. Как выяснилось, малыши 3–5 лет любят кидать палки и камни. Я сам был свидетелем того, как проходит по двору мама с ребенком, он берет булыжник двумя руками, подбегает и бросает в пруд. На мои замечания родители отвечали: «А че, жалко, что ли?» Пленка держалась месяца два, потом всё-таки порвалась и вода стала уходить за день. Ее можно было бы заменить, но тогда пришлось бы разворошить растения. К тому же я понимал, что дети придут и всё повторится.

В этом году я придумал новое решение. Вырежу из линолеума жесткую основу и положу ее сверху на пленку. Неестественный узор линолеума засыплю мелкой галькой. Если дети будут кидать в пруд камни, линолеум будет гасить удары. В перспективе планирую зарыть во дворе уже настоящий пруд, как у меня на даче, без пленок и прочего. В магазине маленький садовый пруд стоит около 2 000 рублей, большой — 4 000.

В городе вода более чистая, чем на даче, она не цветет и не пахнет. Достаточно менять раз в месяц (я ее просто вычерпываю). Кстати, напоминаю всем жителям нашей страны: у каждого дома должен выходить во двор кран для полива. Это прописано в правилах благоустройства. Если крана нет — пишите в управляющую компанию, возмущаются — пишите в администрацию города. В нашем дворе такой кран есть.

Нужно ли согласовывать?

Наш двор не относится к дому, это территория города. Я узнавал: посадка всех деревьев и кустарников требует согласования. Это связано с тем, что корни и кроны могут повредить сети.

Я высаживал во дворе яблони, уссурийскую грушу, серебристый тополь, лиственницу, сосну, декоративную березу, клен Гиннала, сосны (не выжили). Все эти работы не согласовывал, потому что сажал на месте старых деревьев — то есть, по сути, восстанавливал утраченную аллею. Кустарники не согласовывал, потому что у них поверхностная корневая система и они невысокие. Тем не менее в этом году составлю официальную бумагу, что и где посажено. Пруд я тоже не согласовывал. Но в администрации города знают, что он есть.

Уведомлять о таких работах в первую очередь нужно жильцов, чтобы как минимум не было противодействия. Перед каждым своим действием — поездкой за растениями, посадкой, вызовом ландшафтного дизайнера — я вывешиваю во дворе объявление. Хотите — приходите. Хотите — спонсируйте. Правда, за всё время жители дома задонатили только полторы тысячи рублей. При общих затратах в 40–50 тысяч рублей (на озеленение, пруд, террасу, посадочный материал и прочее).

Мой главный помощник — это моя жена. Соседи включаются неохотно. Когда я привез машину деревьев и кустов, в том же году соседка с мужем посадили два дерева с обратной стороны дома. Еще одна соседка из первого подъезда (которая когда-то посадила яблоки в покрышках) в целом поддерживает, но высказывается против некоторых моих решений. Это человек, воспитанный в школе советского благоустройства. У нее всё должно быть по линеечке, желательно в покрышках (они же круглые и симметричные), а камни и коряги — это мусор. Мне этого не переломить. Еще подо мной живет подполковник, он привык, чтобы было, как в армии: бордюр давайте побелим, а траву подстрижем до земли. Ну нет, это так не работает.

Нельзя брать большую территорию и сразу глобально ее преобразовывать. Особенно силами одного человека. Должны быть небольшие, законченные этапы. Если суммировать, то за четыре года я убрал покрышки, сделал уличную веранду, два рокария, восстановил аллею, высадил линию кустарника вдоль дороги, построил декоративные холмы, создал пруд и всего за неделю отучил соседей парковаться на газоне.

В этом году хочу переделать пруд и рокарии, сделать за домом естественный дождевой пруд, который будет пересыхать в жару, поставить качели: большие, деревянные, двухместные. Мои читатели тоже начали что-то делать у себя во дворах, даже добились того, чтобы комитет городского обустройства разбил у себя под окнами рокарий и клумбы. Получается, занимаясь территорией возле своего дома, я меняю городскую среду во всем Иркутске.

Подпишитесь на Телеграм-канал «Рядом» — там еще больше интересного!