Медиа Группы «Эталон»

Променады вместо пустырей. Собрали удачные примеры реновации набережных в России
Променады вместо пустырей. Собрали удачные примеры реновации набережных в России
Набережная в Павшинской пойме в Красногорске. Фото: Дмитрий Чебаненко, предоставлено бюро Basis.

Набережные перестают быть просто местом у воды, они освобождаются от промышленной нагрузки и становятся самодостаточными пространствами со своими сценариями городской жизни. Собрали примеры продуманных решений для прибрежных зон в России и за ее пределами.

Как набережные могут влиять на жизнь города

Когда началась мировая индустриализация, города «отвернулись» от воды. Жизнь утекла в центр, а побережья превратились в хозяйственные объекты с портами и промышленными зонами. Многие города, когда-то поставленные вдоль водных артерий, потеряли выход к воде и были отрезаны от нее.

Возвращение городов на берег началось в 1980-е годы. Один из самых известных проектов переосмысления прибрежной территории — это Transforming the East River Waterfront в Нью-Йорке.

Фото: Getty Images.

Заброшенную набережную пролива Ист-Ривер в Нью-Йорке не просто благоустроили для отдыха и работы, а превратили в главное открытое пространство Нижнего Манхэттена и связующее звено прилегающих жилых кварталов.

Фото: Getty Images.

Подобные истории произошли с набережной реки Рохор в Сингапуре, соединившей разные анклавы, с 11-километровой набережной реки Чхонгечхон в Сеуле, раскопанной из-под трассы, прибрежными линиями в Амстердаме, Сиднее, Лондоне, испанском Бенидорме.

Российские города только сейчас начинают «разворачиваться» к воде. Владивосток, Волгоград, Нижний Новгород, Казань, Москва, Йошкар-Ола, Сочи, Псков, Новосибирск, Иркутск, Томск, Санкт-Петербург, Екатеринбург реконструируют свои набережные или планируют это сделать. В результате возникают новые сценарии городской жизни.

Первый вариант — набережные забирают на себя (и расширяют) рекреационную функцию. В городе, где каждый участок земли на вес золота, а парковых зон хронически не хватает, берега рек позволяют людям не терять связь с природой. Если в советское время набережная в любом городе выглядела как променад, закованный в гранит и бетон, то сегодня это природные ландшафты и места активного отдыха, где можно устраивать пикники, заниматься спортом, гулять с ребенком, загорать, устраивать кинопоказы и лекции, кататься на велосипеде.

Виталий

Стадников

кандидат архитектуры, доцент Высшей школы урбанистики ВШЭ

В 20 веке набережная представляла из себя забетонированное берегоукрепление — убийство ландшафта — и полоску асфальта. Считалось, чем монументальнее сделано, чем больше человек подчинил себе природу, тем круче. Пример деликатного и продуманного решения — набережная озера Кабан в Казани.

Набережную озера Кабан в Казани строят тремя очередями, первую открыли в 2018 году, вторую — летом 2020-го, третья пока не определена. Теперь это несколько уровней для пешеходов и велосипедистов с деревянными настилами, пирсом, спортплощадками, зонами для пикника, каскадом водных растений и смотровой площадкой. Также есть пространства для проведения мероприятий (например, плавучая сцена), стена для видеопроекций. Примечательно, что растения высаживали специально, чтобы сделать водоем самоочищающимся.

Фото предоставлено Дирекцией парков и скверов Казани.

Набережная озера Кабан считается одним из лучших мест для прогулок в Казани. Здесь есть несколько уровней для пешеходов и велосипедистов, пирс, смотровая площадка, зоны для пикника, каскад водных растений.

Фото предоставлено Дирекцией парков и скверов Казани.

Второй распространенный сценарий — это реновация старых промышленных зон. К примеру, в Туле бывший склад оружейного завода уже превратился в живописную Казанскую набережную; в Орехово-Зуево набережная реки Клязьмы, использовавшаяся в 20 веке для мануфактуры Саввы Морозова, стала главным общественным пространством; в Иркутске заброшенную Цесовскую набережную расчищают от остатков чаеразвесочной фабрики, дрожжевого завода и ТЭЦ.

Будучи промзоной, такие набережные разрывали городскую ткань и нарушали связь между отдельными районами. После правильного обновления они снова соединяют разрозненные кварталы и создают новые пешеходные связи.

Третий сценарий для набережных — это waterfront development. Тот случай, когда вода становится ключевым преимуществом для жилой застройки. Близость воды положительно влияет на психологическое и физическое здоровье жителей: такой вид за окном побуждает чаще гулять, больше радоваться жизни и заботиться о себе.

Недвижимость на побережье оценивается гораздо выше, что делает ее серьезной инвестицией. Согласно исследованию Knight Frank Prime Waterfront Index, средняя наценка на жилье с видом на воду в среднем по миру составляет 40% (по сравнению с аналогичными объектами, удаленными от воды), а с видом на залив или бухту — 59,1%.

Развитие территорий, прилегающих к Москве-реке, — один из самых масштабных городских проектов. Преобразования, запланированные в ближайшие годы столичным правительством, коснутся береговой линии, длина которой в границах города составляет 246 километров.

Самый крупный на сегодня проект редевелопмента в Москве — это застройка на месте бывшего завода ЗИЛ, где Группа «Эталон» возводит жилой квартал Shagal. К 2030 году здесь будет построено 1,2 млн кв. м жилья, магазинов и инфраструктуры. Концепция квартала основывается на принципе 15-минутного города. Это значит, что по нему можно будет комфортно передвигаться пешком или на безмоторном транспорте, поскольку вся необходимая инфраструктура расположена внутри района: от детских садов и поликлиник до рабочих мест и рекреационных зон.

Вдоль Москвы-реки протянется пешеходная набережная Марка Шагала — с плавучими садами, безопасной и качественной спортивной зоной, спуском к воде и причалом для речных трамвайчиков. Доминантой набережной станет амфитеатр, обращенный к реке и способный вместить до четырех тысяч человек.

Фото предоставлено Группой «Эталон».

Близость и доступность воды — один из главных козырей набережной Марка Шагала в московском районе ЗИЛ: жители смогут не только гулять вдоль реки, но даже «зайти» на нее по плавучим понтонам.

Фото предоставлено Группой «Эталон».

Какой подход должен быть, чтобы сделать набережную центром притяжения

Одни набережные становятся центрами притяжения, а другие даже после благоустройства остаются пустыми. Это вопрос адекватности оценки вложений и места, считает Виталий Стадников.

Виталий

Стадников

кандидат архитектуры, доцент Высшей школы урбанистики ВШЭ

Например, в Тольятти несколько миллиардов «закопали» в набережную в Комсомольском районе. Чтобы к ней подойти, нужно пролезть между гаражами либо сделать крюк в два километра. В Самаре есть такая же абсурдная набережная Красноглинского района. К ней не подойти, поблизости никто не живет, зато вложили кучу денег в подпорные стенки. Когда есть задача слить деньги на берегоустройство (где ты никогда не сможешь посчитать, сколько щебенки и бетона ушло), набережные могут возникать где угодно.

Как показывает современная практика, набережные необязательно строить на отметках «незатопления» — то есть поднимать на такую высоту, на которой даже во время половодья вода не достанет до берега. Как правило, такой подход приводит к уничтожению ландшафта и удорожанию проекта. Вместо высоких бетонных стен с асфальтированными дорогами можно использовать террасированные решения, которые позволяют создать «ступени» на разных высотах: на уровне воды, чуть выше и на незатопляемом уровне.

3 примера удачных преобразований набережных в России

Казанская набережная в Туле

Удивительно, но Тула, основанная более 500 лет назад на реке Упе, была отрезана от воды на протяжении века. Набережную под северной стеной Тульского кремля, служившую в 19 веке городским садом, власти отдали под нужды оружейного завода. Причем дважды: во время Первой мировой войны и Великой Отечественной. В 2017 году прибрежную зону, превратившуюся в свалку металлолома, вернули в собственность города. Ровно за год она изменилась до неузнаваемости.

Проектом масштабной реконструкции занималось архитектурное бюро Wowhaus (известное по Крымской набережной и парку Горького в Москве) при участии частных инвесторов. Общая площадь новой набережной — 21 гектар, протяженность — около километра. Ее территория делится на три зоны: Игровую, Пряничную и Концертную.

В Игровой находится скалодром, спортивные тренажеры, горки и аттракционы, навесы для настольного тенниса, огороженная футбольная площадка, велодорожка и детская площадка — самая большая (и уже точно самая яркая) в Туле. Летом работает пункт проката велосипедов, самокатов, лодок. В зимнее время на набережной сооружают для детей горки, а на реке заливают стометровый каток. Концертная зона оборудована сценой, качелями, к воде спускаются широкие ступени амфитеатра. В теплое время года здесь открывается кинотеатр под открытым небом. В Пряничной зоне — клумбы со «спрятанными» внутри скамейками, оригинальные беседки и рестораны.

Фото предоставлено Wowhaus.

С реконструкцией набережной на реке Упе жители Тулы наконец-то получили доступ к воде. Купаться здесь нельзя, но опустить ноги в воду или покормить уток — пожалуйста.

Фото предоставлено Wowhaus.

Набережная вернулась в городскую ткань. Раньше для тульчан прогулочная зона заканчивалась площадью перед Тульским кремлем — теперь она здесь только начинается. Важно отметить, что проект реконструкции затронул и объединил прилегающие территории: улицу Металлистов, Крестовоздвиженскую площадь, часть Советской улицы и сквер имени Мосина. В частности, Крестовоздвиженская площадь с новым музыкальным фонтаном стала входными воротами к Тульскому кремлю и пешеходной улице Металлистов. Потоки автомобилей перенаправили на соседние улицы — никаких транспортных проблем не возникло, зато новые пешеходные связи сделали центр города более доступным и удобным для туристов и жителей. Вдоль улицы Металлистов вырос Музейный квартал. Благоустроенные дворы, открытые для прохода пешеходов, дополнительно связали улицу Металлистов и набережную. Квартал привлек посетителей, а соответственно, и инвесторов, вдохнув в историческую часть города новую жизнь.

Набережная в Нижнем Новгороде

Для нижегородцев Нижне-Волжская набережная — самая протяженная (три километра), самая старинная (существует с 18 века) и точно самая долгожданная. Последние десять лет она была закрыта на реконструкцию строительным синим забором, ставшим почти культурным феноменом Нижнего Новгорода.

Частичная реконструкция Нижне-Волжской набережной от Зеленского съезда до Гребного канала проходила в 2013 году. Вторая часть набережной от Канавинского моста до Зеленского съезда была недоступна для горожан с 2008 года. К Чемпионату мира по футболу в 2018 году этот участок «причесали», убрали неприглядный синий забор, но местом притяжения набережная так и не стала. Это было пустующее пространство с советскими бетонными плитами, спускающимися в воду. К 800-летию Нижнего, которое отмечалось в 2021 году, набережную решили оживить.

Концепцию благоустройства разработала нижегородская студия MISH Studio под кураторством Института развития городской среды Нижегородской области. О том, чего не хватает в этом пространстве, спросили самих нижегородцев. В анкетах и интервью они назвали основными проблемами отсутствие тени и навесов, малое количество точек притяжения и кафе, шум от машин и генераторов (к которым подключались торговые палатки). Был запрос на тихие зоны, туалеты, арт-объекты, фонтан, места для занятий спортом и отдыха с детьми.

В 2021 году желания нижегородцев были удовлетворены. На Нижне-Волжской появились сухой фонтан, причалы для речного транспорта (выделенные арками с навигацией), расширенная велодорожка, новая детская площадка с большой песочницей, уличные тренажеры. Вдоль всей набережной поставили навесы в едином стиле, востребованные круглый год: летом они спасают от солнца, зимой — от снега. Нижний ярус привели в порядок, расширили зону для пеших прогулок, сделали удобную лестницу с верхнего яруса. На склонах дамбы поставили амфитеатр и лежаки, чтобы горожане могли наслаждаться красивым закатом и течением Волги. Прибрежная зона, как и ожидалось, ожила.

Овчинниковская набережная

Овчинниковская набережная находится в той части старой купеческой Москвы, где традиционно много офисов и машин, но мало пространства для пешеходов. Узкие тротуары вдоль каналов не приглашали к отдыху, а только поторапливали прохожих. Развернуть набережную лицом к людям помогло минимальное благоустройство.

Фото: Дмитрий Чистопрудов, предоставлено Wowhaus.

Москвичи уже сравнили обновленную Овчинниковскую набережную с Круазет в Каннах, известную своими голубыми стульями и панорамой на воду.

Фото: Дмитрий Чистопрудов, предоставлено Wowhaus.

На первый план вышли интересы пешеходов. Автомобильное движение сохранилось, однако после реконструкции для машин на Овчинниковской набережной оставили только одну полосу движения вместо двух. За счет этого расширили тротуар и были организованы зоны отдыха с парковыми стульями. Таким образом, все города, имеющие реки, каналы или хотя бы ручейки, делают сейчас ставку на воду. Причем хорошая набережная не всегда равно «космический» бюджет. Как показывает практика, иногда жителям не нужны сложносочиненные дорогостоящие решения. Достаточно возможности спуститься к воде или посидеть с видом на реку в тишине и комфорте.